«Кинули» – история о том, что люди не бросают

О писательнице-анималисте Вере Чаплиной я узнала от знакомой. Загуглила и увидела ее фото с маленьким леопарденком. Фотографии, сделанные в середине прошлого века, мне очень напомнили мои снимки с котами и я решила узнать больше о “родной душе” из прошлого. Прочла о писательнице статью, узнала про ее опыт со львенком Кинули, и начала читать повесть, названную в честь этого львенка.

История меня бы меньше поразила, если бы не те условия, в которых она происходила: 1930-ые годы “славятся” установлением тоталитарной политической системы, репрессиями, голодом, – а Чаплина занимается любимым делом, улучшает жизнь животных в зоопарках, да еще и растит львят, рысят и других зверей в обыкновенной коммунальной квартире. При этом новатор Московского зоопарка и будущая писательница живет вовсе не одна-одинешенька, а с мужем, ребенком, матерью, братом и соседями по квартире. Благодаря особому отношению Веры Васильевны к животным, ее таланту находить с ними общий язык, все сожители квартиры проникались этим отношением Чаплиной и так же искренне полюбили с виду опасных, хищных зверей.

Откуда Вера Васильевна такая взялась? Во время гражданской войны десятилетняя Вера, рожденная в дворянской семье в Москве, потерялась и оказалась в детском доме. В своих воспоминаниях она пишет:

«Только любовь к животным помогла мне пережить это первое большое горе. Даже находясь в детском доме, я ухитрялась держать щенят, котят и птенцов… Днем я выносила своих питомцев в огромный сад около дома, а на ночь тащила их в спальню и прятала кого в тумбочку, кого под кровать, а кого себе под одеяло. Иногда кто-нибудь из воспитателей обнаруживал моих питомцев, и мне здорово попадало».

Мать разыскала и вернула Веру. Дома ей разрешали иметь домашних питомцев – белок, лисенка и собаку, но этого ей было мало. Когда Вере было пятнадцать лет, она каждый день ходила в зоопарк и наблюдала за животными:

«Целые дни пропадала я там, часами простаивала у клеток. Особенно мне нравились волки. Одного из них я даже пыталась приручить и поражалась, как это у меня ловко получается. Потом уже узнала, что выбранный мною зверь был давно ручным. И вот когда я в очередной раз «приручала своего волка», ко мне подошел незнакомый человек.

– Любишь животных? – спросил он.

Я смущенно кивнула.

– А хочешь изучать их? Приходи к нам, – и он дал мне записку в кружок юных биологов зоопарка…».

Вера Чаплина с волком Арго. Московский зоопарк. 1927 год

Этим кружком руководил зоолог-натуралист, профессор Петр Мантейфель. С коллективом кружка Вера начала наблюдать за животными и изучать их как юный ученый. В двадцать пять лет, при поддержке Мантейфеля, она стала новатором зоопарка – предложила создать для детенышей площадку молодняка, где могли бы жить и не скучать детеныши, которых бросили матери:

«Раньше молодняк был разбросан по всему Зоопарку, и времени тратилось больше на беготню, чем на уход за молодняком. Тогда я задалась целью организовать площадку для молодняка, на которую собрать всех детенышей Зоопарка, воспитать их здоровыми и сделать так, чтобы разные животные мирно уживались друг с другом».

Московский зоопарк. На площадке молодняка

Это был успешный эксперимент, который начался в 30-ые годы. Именно тогда развивались и расширялись зоопарки, появлялись другие места, где дети могли бы знакомиться с живой природой. Но в неволе зверям нелегко размножаться. Многие самки бросали своих детенышей, пытались их спрятать или даже загрызали. Такое происходит и в природе, многое влияет на такое поведение зверей. Поэтому Вера Васильевна и пыталась найти выход из положения она поняла, что если животные уже растут в неестественных условиях, значит, эти условия нужно еще больше очеловечивать; нужно искать выход, а не оставлять детенышей с мамами, если последние не способны их выкормить, дать им тепло и ласку.

Подобное произошло и с Кинули. Повесть Чаплиной так и начинается:

«Кинули это львенок. Родился он в Зоопарке. Назвала я его так потому, что его кинула мать. Почему львица не стала кормить детенышей — сказать трудно. Они ползали по клетке, пищали, а она ходила мимо них и как будто не замечала. На другой день после рождения трое львят погибли, а четвертого, самого маленького, успела забрать я».

Вера Чаплина кормит Кинули. Коммунальная квартира на Большой Дмитровке. Май 1935 года

Она отвезла львенка в коммунальную квартиру и с этого начинается история дружбы и любви человека и льва.

Сколько всего пережили звери, которых приводила Чаплина в квартиру, и их человеческие друзья, как формировались отношения, как реагировали другие люди ближайшие и самые дальние соседи, добрые и злые, дети и взрослые, как реагировали друг на друга животные, даже отношения львенка и музыки из патефона все это просто, живо и трогательно описано у Чаплиной.

Больше всего чувств у меня вызвали такие простые и сильные слова раненных солдат, за которыми ухаживала в госпитале во время Второй мировой войны героиня повести – Чаплина. Эти слова, кажется, выражают всеобщее, объединяющее чувство любви ко всему живому в противовес ненависти, смерти и всему, что приносит война:

«Сестрица, расскажите еще про львицу».

Эксперимент Веры Васильевны и ее история с львенком Кинули обрели мировую известность. В 1935 году американская газета «The Christian Science Monitor» опубликовали статью о Чаплиной, ее опыте с Кинули и о площадке молодняка, а в 1939 году в Лондоне вышла книга ее рассказов «My animal friends».

В 70-ые годы сменилось руководство зоопарка и на систему Чаплиной посыпалась критика. Говорили даже, что ее площадка молодняка «это ведь отъем детенышей у матерей, это такая сталинская концепция воспитания потомства». А о том, что Вера Васильевна искала выход, когда матери бросали своих детенышей, почему-то не вспоминали. Модно, наверное, было ко всему приплетать «сталинские концепции».

Сейчас о Чаплиной пишут, что она была одна-единственная такая в Союзе. Мол, не будь ее, не было бы такого добра по отношению к животным и в самих зоопарках, и в литературе. Это немного противоречит словам руководства Московского зоопарка 70-ых годов. Но меня не это противоречие волнует, ведь, что «сталинские концепции», что концепция «единственной такой Чаплиной» явно ограниченные и тупиковые.

Чтобы разобраться, была ли писательница одна такая, стоит вспомнить, что Вера начала посещать кружок юных биологов зоопарка, которым руководил не лишь бы кто, а серьезный ученый. Да и кружок не состоит из одного человека, а значит, таких любителей, как Вера, было немало. Если развивались зоопарки, то и юношеские клубы при них тоже (не повсеместно, но все же). В то время кружки и другие внеклассные формы работы с детьми набирали популярность. Не говоря уже о том, что зоопарки строились не для того, чтобы там мучить животных, а чтобы дети и взрослые имели доступ к живому, могли изучать природу не только по картинкам. Условия в зоопарках улучшали, а это не мог сделать один-единственный человек, и, если бы тенденция, начатая такими, как Чаплина, сохранилась, то изменения в зоопарках могли бы быть еще более революционными возможно, вплоть до уничтожения такой формы знакомства с живым миром.

Чаплина с Кинули. Московский зоопарк. Конец 1930-х годов

Когда-то я уже писала статью об отношении к животным. И там как раз упоминала, что где-то в то время к животным начали относиться по-особенному, по-человечески. Времена Российской империи, Первой мировой и гражданской войн закончились. Со всех уголков Союза дети писали письма в газеты, задавались вопросами на своих кружках юных натуралистов о том, что делать с живым миром, как поступать в той или иной ситуации, обращали всеобщее внимание на проблему, если кто-то издевался над птичкой. Так же и в истории с «Кинули»: Чаплиной писали совершенно незнакомые люди, интересовались здоровьем львенка и отношениями его с окружающими. В то время совершалась революция в педагогике, ярким примером которой был успешный эксперимент Антона Семеновича Маркаренко с беспризорниками и ребятами из исправительных колоний. Все это давало толчок для развития других сфер, которые должны были в свою очередь послужить воспитанию чувственной культуры молодого поколения.

Такое происходило, конечно, не только у нас. В США Джеральд Даррел, который родился на семнадцать лет позже Чаплиной, занимался подобной деятельностью, улучшал концепцию зоопарка и писал о своем опыте. Его книги и сейчас читают дети. То есть существует гуманистическая линия в деятельности людей и этой линии не мешают никакие национальные рамки. Но условия, с которыми сталкиваются люди в своих странах, могут способствовать или мешать развитию гуманистических идей и такой же практики в любой сфере будь-то работа с людьми, с животными или с техникой. Ни в одной сфере людям не избежать отношения к человеку, потому что любая наша деятельность по существу своему человеческая. И даже животные, живя с нами, как показывает опыт Чаплиной, становятся похожими на нас.

Другое дело, как именно мы относимся к предмету своего интереса, в случае Чаплиной к животным. Ведь относиться по-человечески умеет далеко не каждый. Вот одна бабушка из повести «Кинули» не приняла львенка, выживала его из квартиры и использовала для этого дела все свои, казалось бы, человеческие возможности с виду ведь она человек. Но поступки ее оказались недостойными человека.

Чаплина с гепардом Люксом. Московский зоопарк, весна 1941 года

Львицы, которые бросают малышей, не люди (очевидно), у них свои законы. Условия меняются львицы тоже меняются. Но люди не прогибаются под условиями. Люди их меняют. Если нужно учить детей чувствам, если нужно для этого показать им животных, вырвать зверей из природы, значит, нужно придумать, как так изменить условия, чтобы и животные нормально жили. Как так знакомить детей с живым миром, чтобы никому не навредить. Львица Кинули настолько изменилась под влиянием человека, что научилась с ним прекрасно ладить и привязалась настолько, насколько вообще это может делать животное: не выпускала при человеке когти, каждый раз точно рассчитывала силу при прыжках, и запомнила своего лучшего друга на всю жизнь. Не думаю, что этому животному лучше бы жилось при той системе зоопарков, которая существует сейчас.

Если животные могут бросить своих детенышей, могут им навредить, то человеку жизнь на то дана, чтобы сделать из себя такого, кто не будет безразличным, кто не бросит, не оставит в беде ничего живого. Случается в жизни разное, и даже такое, как в этой истории с маленьким рысенком, которого не доглядели. Все потому, что слишком много еще неразумного, нечеловеческого в жизни, слишком много людей задействованы в том, что не приносит пользы никому. Но должен быть принцип, к которому стоит стремиться, без него человек не будет человеком: менять и улучшать условия всего живого, помогать и воспитывать всех, даже ту старушку, которая выживала львенка. А для этого, конечно, нужны общественные условия (как минимум государственные), которые будут способствовать становлению таких личностей, как Чаплина, и таких небезразличных людей вокруг, как были у Чаплиной: администраторов зоопарка, милиционеров, всех, кто писали и помогали этой семье, соседей, мужа, брата, сына, какие были у этой писательницы. Ведь именно они, так же, как и Чаплина не бросила своих питомцев, не бросили женщину, которая привела в квартиру диких зверей. Еще и всячески ей помогали и любили ее дело жизни не меньше, чем она сама.

Кинули с собакой Пэри возле брата и сына Веры Чаплиной (у сына на руках щенок динго), 1936 г.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Цей сайт використовує Akismet для зменшення спаму. Дізнайтеся, як обробляються ваші дані коментарів.