«Только наши надежды никогда не будут иметь границ…»

«Сильно. Но почему его не сделают на большой сцене?» — спросил дядя задумчиво и ушел вперед. Мама с тетей вытирали слезы и говорили, что поняли причину, почему билеты на спектакль я не могла купить полгода.

Это была «Варшавская мелодия» Леонида Зорина. И таки да, билеты на него раскупают за пару дней, а мест совсем немного. Больше и не надо. Этот спектакль теперь всегда дают в маленьком зале «Под крышей», где зрители сидят в метре от актеров, ведь все попытки перенести его на главную сцену разрушали ту самую «мелодию».

Прошел уже год, как я впервые пошла на «Варшавскую мелодию» в театре им. Л. Украинки. С тех пор я успела посмотреть спектакль дважды в театре и дважды — телеверсию. Хотя все еще не могу вспомнить откуда впервые услышала об этой пьесе, но помню, что безумно хотела посмотреть ее. Видимо, впечатление от представления в театре было в разы сильнее, чем событие, поведавшее мне о нем.

В этот раз я тоже шла на спектакль с невероятным воодушевлением. Отчасти от того, что удалось собрать семью вместе. Но, как твердит главный герой пьесы, главное — послевкусие. А тут оно порождает десятки вопросов.

«Варшавская мелодия» — это история о непобедимой силе обстоятельств, которые как дьявол в только что созданном раю. Это история любви, которая не осуждает, понимает и поддерживает. Любви, в которой не нужно отдыхать друг от друга: «ты есть и я счастлив».

Главные герои прошли войну, видели самое страшное — смерть близких людей. Казалось бы, теперь они могли бояться только столкнуться с войной лицом к лицу и пережить эти же чувства снова.

Но было кое-то еще. Страх потерять спасение, каким они стали друг для друга. Страх был оправдан. Ведь она — полячка, он — русский, что идет в разрез с Указом «О воспрещении браков между гражданами СССР и иностранцами».
Это уже была их собственная война с обстоятельствами, в которой тот самый «счастливчик» не пошел бы против Родины, которую только что защищал.

Его обнадеживающее «я что-нибудь придумаю» переросло в отчаянное «это ты виновата» спустя 10 лет.

Глаза актеров полны слез, а зритель замирает. Замирает в моменты, когда играет мелодия. Эти несколько минут дают время подумать, осмыслить увиденное.

«Витек, почему ты молчишь? Это согласие или протест?»

Вторая часть всегда мелодичней. В ней многолетняя история внутреннего протеста, жизни в мнимом счастье и надлом души. В реальности у обоих семьи, а в душе жива еще та самая любовь. Она спустя 10 лет впервые говорит «я люблю тебя», видит его в каждом встречном, в седьмом ряду на концерте, а он — в голове слышит ее интонации и «спрашивать» вместо «спросить». И тут уже возникает мысль «а какие они в своих новых семьях и счастливы ли люди, с которыми они живут?». Но и тут все сложилось не так просто. Все мужья Гели уходят, не выдерживая её колебаний. В любви Витека появляется соперник. И вряд ли он был сильно против.

Их любовь — это уже трагедия. Безусловно, они находили в себе силы жить дальше. Черпали их с не то с надежды, не то с воспоминаний. Но ведь жили, добились своих целей и все это в знак этого же протеста — перед обстоятельствами, перед собой. Была тому виной его трусость или те самые границы времени, пространства, государств? Наверняка ясно, что границам не поддавались только их надежды. Хотя бы на встречу, взгляд или фразу.

На то время молодые люди уже даже могли жениться на иностранках, а некогда влюбленные стали настолько уязвимы, что уже ни встреча, ни телефонный звонок не излечили бы боль, которая копилась годами.

Сквозь слезы я восхищалась актерами, которые дрожали от переизбытка эмоций. Уходила с тоской по героям и пониманием насколько трудно дается счастье, ведь его не выясняют, его «просто чувствуют кожей».

Виктория Пигуль

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *