Фото Стивена Рубина
Фото Стивена Рубина

«Первая любовь»

«У меня не было первой любви, – сказал он наконец, – я прямо начал со второй», – такой странной и даже, на первый взгляд, абсурдной мыслью практически начинается повесть Ивана Сергеевича Тургенева «Первая любовь». Конечно, этот прием – лишь дополнительная изюминка произведения, слова эти звучат из уст второстепенного героя, который больше в повести и не появляется. Но эта фраза способна удивить, заставить задуматься или, как минимум, заинтересоваться. Читатель думает: у всех была первая любовь. Но писатель, обогащенный ярким жизненным опытом, как бы отвечает своей повестью: у всех, кто любил.

Повесть «Первая любовь» – реальная история любви писателя. Причем история настолько нежная, трогательная и настоящая в своей противоречивости, что стоит огромного внимания всех, кто хочет прочувствовать вместе с главным героем первую любовь шестнадцатилетнего юноши и его первые шаги в познании взрослой любви, правда, не собственной, а дорогих ему людей.

Иван Сергеевич Тургенев не скрывал, что история его повести «Первая любовь» была его собственной историей. Что прототипом главного героя Владимира Петровича выступает он сам, прототипом Петра Васильевича – его отец, а прототипом прекрасной Зинаиды Александровны – первая любовь Тургенева и любовница его отца княжна Екатерина Львовна Шаховская.

По сюжету повести, главный герой Владимир Петрович, шестнадцатилетний молодой человек, влюбился в очаровательную двадцатиоднолетнюю девушку, дочь обедневшей княгини, Зинаиду Александровну, переехавшую жить во флигель, который сдавала семья Владимира. Как оказалось в дальнейшем, Зинаида тайно встречалась с отцом Владимира – Петром Васильевичем, который женился по расчету и не любил мать Владимира. Между отцом главного героя и Зинаидой были взаимные чувства, но законный брак, денежный вопрос и, возможно, другие жизненные препятствия, на которых не акцентируется внимание в повести, не могли позволить этой истории счастливо закончиться.

За то, что писатель не скрывал этой семейной правды, его осуждали, общественность не хотела принимать такую настоящую историю. Сам же Тургенев считал, что ничего такого, что стоило бы скрывать, в этой истории не найти:

«Описано действительное происшествие без малейшей прикраски,… я изобразил своего отца. Меня многие за это осуждали, а в особенности осуждали за то, что я этого никогда не скрывал. Но я полагаю, что дурного в этом ничего нет».

В самом произведении писатель, посредством главного героя, тоже показывает, что «дурного в этом ничего нет». Более того, важная особенность отношений между отцом, сыном и их такой разной любовью к одной и той же женщине раскрывается в повести через чувства сына к отцу. Они не изменились после того, как Владимир узнал об отношениях отца и Зинаиды Александровны, наоборот, он стал еще больше уважать отца:

«Рана моя медленно заживала; но, собственно, против отца у меня не было никакого дурного чувства. Напротив: он как будто еще вырос в моих глазах… Пускай психологи объяснят это противоречие как знают».

Действительно, объясняйте, как хотите. Это есть, и писатель этого не скрывает. Его чувства к отцу – не случайность, в них заключается нечто важное: о каких предрассудках, обязательствах, семейных узах или цепях можно говорить, если наряду с этим, совсем рядом, существует настоящая любовь? Кто будет против искреннего страстного чувства, кто осмелится осуждать его?

С женской стороны этой истории любви выступает образ молодой княжны Зинаиды Александровны. Это светлый и в то же время грешный ангел, жертвенность и преданность которого вызывает восхищение. В княжну, кажется, влюблены все вокруг. На ней готовы жениться богатые и талантливые люди. Но она любит одного-единственного, с которым счастье совместной жизни не суждено.

Как только Зинаида переехала во флигель у дома Владимира, его молодое горячее сердце, ищущее любви, не устояло перед чарами прекрасного существа. Но и после того, как Владимир узнал об отношениях Зинаиды и отца, он не только продолжает любить ее своей особенной любовью, но и начинает действительно понимать Зинаиду по-человечески и даже восхищаться ее жертвенными чувствами:

«Одна мысль не выходила у меня из головы: как могла она, молодая девушка – ну, и все-таки княжна, – решиться на такой поступок, зная, что мой отец человек несвободный, и имея возможность выйти замуж хоть, например, за Беловзорова? На что же она надеялась? Как не побоялась погубить всю свою будущность? Да, думал я, вот это – любовь, это – страсть, это – преданность… и вспоминались мне слова Лушина: жертвовать собою сладко для иных».

Так, благодаря стечению обстоятельств, Владимир Петрович начал понимать настоящее взрослое чувство. Но не через свою собственную, первую, нежную влюбленность, а через взаимные сильные чувства его отца и этой самой «первой любви» главного героя.

Переосмысляя отношения Зинаиды Александровны с отцом и свой собственный опыт любви, Владимир, понял, что его чувства – это лишь прелюдия чего-то более великого и могучего:

«Последний месяц меня очень состарил – и моя любовь, со всеми своими волнениями и страданиями, показалась мне самому чем-то таким маленьким, и детским, и мизерным перед тем другим, неизвестным чем-то, о котором я едва мог догадываться и которое меня пугало, как незнакомое, красивое, но грозное лицо, которое напрасно силишься разглядеть в полумраке…»

Отец Владимира, оказавшийся в трагичной ситуации, в последнем своем письме сыну написал такую строчку: «Сын мой, – писал он мне, – бойся женской любви, бойся этого счастья, этой отравы…». Но главный герой, вспоминая о своих первых сильных чувствах, которые несомненно крепко связаны с образами и судьбами Зинаиды Александровны и Петра Васильевича, говорит:

«И теперь, когда уже на жизнь мою начинают набегать вечерние тени, что у меня осталось более свежего, более дорогого, чем воспоминания о той быстро пролетевшей, утренней, весенней грозе?».

И если это только первая любовь, то, что говорить о тех мгновениях счастья, которые испытывают люди, любящие друг друга не «быстро пролетевшей», а такой, ради которой и жизнь отдать не страшно, любовью? Возможно, именно такой и была любовь отца Тургенева и молодой княжны. И именно об этом чувстве в противовес «утренней, весенней грозе» и рассказывает писатель в своей повести.

«Первая любовь» – это произведение искусства, способное учить чувствовать. Это красота формы и правда жизни. Не каждый свою личную историю сможет преподнести так живо, интересно и со вкусом. Не каждый сможет заметить в ней главное и второстепенное, не каждый найдет подходящие нюансы, правильно расставит акценты и добавит нужные «аксессуары». Не говоря о том, что не у каждого и жизнь окрашена такими яркими, контрастными красками. А, может быть, не каждый хочет увидеть в своей жизни что-то такое, что может заинтересовать других. Одним словом, Иван Сергеевич – классик литературы, мастер своего дела. И его история любви, изложенная в повести, – еще одно доказательство этого.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *