О состоянии литературы в Украине сегодня

lit-noiseГНа сегодняшний день мы имеем множество литературных течений, которые можно условно разделить на два типа литературы – «хорошую» и «плохую». Но в чем же разница?

«Литература»… Ещё в школьные годы при этом слове у представителей моего поколения возникали ассоциации с героями и сюжетами Р. Стивенсона, А. Дюма, А. Чехова. Сочинения этих авторов, как и многих других, открывали перед нами занавес, отделяющий нас от былых эпох. Мы не только узнавали об обычаях, мировоззрении, характере мышления людей и общества, но и сами учились мыслить, совершенствовались в манерах, речи, развивали воображение и наращивали интеллектуальный потенциал. До сих пор в памяти каждого из нас сохраняются самые тёплые воспоминания об Атосе и его друзьях, Шерлоке Холмсе или о прериях Майн Рида.

Литература – это своеобразный индикатор, лакмусовая бумага, взглянув на которую, можно составить точное впечатление о состоянии общества в целом и его культуры. Во все времена, когда в экономической и политической жизни человечества образовывались трещины, на поверхность, как в сточной канаве, выплывали сгустки подозрительной пены, зачёрпнутой течением откуда-то из глубин и подворотен. Эта «пена», проникнув в политику и экономику, завоевав себе пространство во всех сферах бытия социума, устанавливает порядки, приемлемые для неё одной, навязывает свою политику, свои вкусы, свои пристрастия, объявляя «модным» лишь то, что соответствует её уровню.

В результате на сегодняшний день мы имеем множество литературных течений, которые можно условно разделить на два типа литературы – «хорошую» и «плохую». Если исходить из субъективных категорий оценки, мы столкнёмся с закономерностью: спросите у любого автора, к какому типу он относит, положа руку на сердце, свои сочинения, мы услышим однозначный (порою и высокомерный) ответ: «Конечно, к «хорошей!»». Но есть объективность, которая диктует свои условия, ставит свои оценки и проверяет на свой неумолимый лад. Достаточно лишь заглянуть на сайты Союзов писателей Украины или России, и мы удивимся, увидев наряду с именами Бердника, Димарова, Шукшина или Беляева великое множество имён новых, ворвавшихся в литературу, словно торнадо, заполонивших её ниши, словно саранча.

Как правило, они пишут ни о чём, не заботясь ни о красоте слога, ни о стройности изложения. А зачастую у новоявленных «авторов» обнаруживается вопиющее незнание родного языка!.. Это – так называемое чтиво «для поезда». Когда долго едешь, стук колёс отвлекает от мыслей, но время надо чем-то занять; вот и вынужден читать «что-нибудь»… чтобы по окончании поездки выбросить книжонку подальше, а о сути прочитанного забыть навсегда.

Впрочем, дело даже не в этом. Обнаружилось нечто более страшное, чем наличие «плохих» книг. За последние двадцать лет население деградировало в культурном отношении настолько, что уже не способно читать и понимать Толстого или Чехова. Многих отпугивает объём книги. В таких случаях публика выражается: «Тута слишкаммногабукав!», – произнося это, как правило, одним словом…

Учитывая всё вышеизложенное, могу заявить с убеждённостью: нужно повышать интеллектуальный и культурный уровень читателя. Для этого следует не только учредить подобие цензуры, которая могла бы отсеивать «плохую» литературу, но и проводить соответствующую политику на уровне государства, включая институт образования. И с этим, дамы и господа, медлить ни в коем случае нельзя, ибо дорог каждый день.

Текст: Геннадий Демарев

2 Коментарів

  • Уважаемый Геннадий Иванович
    Как следует из названия, Ваша статья посвящена достаточно актуальному вопросу сегодняшнего
    состояния украинской литературы. Она имеет несколько хороших идей, однако с некоторыми утверждениями я не согласен.
    Вы пишете, что «литература – это своеобразный индикатор, лакмусовая бумага, взглянув на которую, можно составить точное впечатление о состоянии общества в целом и его культуры», однако это не так. Еще в первые десятилетия ХХ века творческие люди заметили, что художественное произведение отображает не столько окружающий мир человека, сколько воспринятый человеком образ этого мира. Каждый человек видит окружение по-своему. Это открытие привело к появлению экспрессионизма, который стремится не к воссозданию действительности, а к выражению внутреннего состояния автора.
    Вы делите литературу на «хорошую» и «плохую», но почти не наводите критерии классификации. Для плохой это лишь отсутствие красоты слога и стройности изложения, хотя нам известно, что «красота» это субъективное понятие. Красивым в разные эпохи люди разных культур считали разные вещи. О качествах «хорошей» литературы Вы вообще умалчиваете.
    Вы говорите, что «за последние двадцать лет население деградировало в культурном отношении настолько, что уже не способно читать и понимать Толстого или Чехова» и предлагаете исправить эту ситуацию учреждением «цензуры которая могла бы отсеивать «плохую» литературу», однако забываете, что в подобных ситуациях есть высокий риск сжечь на костре произведения Э.М. Ремарка или Б.Брехта как это случилось в Германии в 1933 г.
    Я надеюсь, что ясно изложил свои мысли и Вы учтете их.

    • Михаил, позволю себе ответить за автора. Вот тут Вы правы: “Еще в первые десятилетия ХХ века творческие люди заметили, что художественное произведение отображает не столько окружающий мир человека, сколько воспринятый человеком образ этого мира.” Но Вы не учли, что тот самый “воспринятый человеком образ этого мира” не всегда адекватный миру, объективной действительности. Внутреннее состояние автора, умело выраженное на бумаге – это прекрасно, за что, пожалуй, мы и любим, например, Рильке. Но не стоит забывать, что это состояние автора берётся не из глубин души/сознания автора. Придерживаясь, будем честными, заблуждения о субъективности природы искусства, в данном случае литературы, мы неизбежно окажемся в тупике, что, в общем, и случилось с идеями модернизма/постмодернизма. Безусловно, как Вы пишете, красивым в разные времена считалось разное, но не думаете ли Вы, что искания красоты было спонтанным, инертным, положенным на каждого отдельного человека? Конечно же, это не так! Человек всегда стремился к прекрасному (равно объективному, естественному самой природе человека – познающего субъекта действительности). И человечество, так или иначе, всегда доходило до того уровня, когда было вынуждено отказываться от идей, которые его развитию – стремлению к прекрасному – препятствуют. И, если мы будем рассуждать о литературе, исходя из самой литературы, как формы общественного сознания (что есть верно), а не как творчества одного человека (что есть ошибочно), то обязательно! упрёмся в вопрос о качестве литературы, которое определяется только одним критерием – соответствии объективной действительности.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *