Literature lovers: Ночной скорый

“На вторую платформу прибывает ночной скорый поезд номер 242”, – объявил монотонный женский голос. Я стою на перроне грязного провинциального городка. На улице жарко и душно, но моё тело охватывает лёгкая дрожь. Неужели я действительно уезжаю? Как-то не верится. Целый год я только и жил мыслью об этом моменте и вот он свершается прямо сейчас, здесь и со мной.

Стоя в грязном вонючем тамбуре, я смотрю сквозь треснувшее исцарапанное окно на уплывающие вдаль огоньки провинции: впервые за долгое время я есть тем, кем хочу быть и нахожусь там, где хочу. С этим привкусом лёгкого счастья и под звук постукивающих колёс сон медленно охватывает меня.

В это же время засыпает Саша – парень лет двадцати, живущий в забытой людьми и богом деревушке. Всю ночь он просиживал свою мизерную зарплату в привокзальной забегаловке. С каждой стопкой мучающая его скука отступала. Он смеялся, кричал, ругался, ударил кого-то и сам получил под глаз. Ноги неуверенно несли его домой, сам он мало что понимал. Только сильно спать хотел. Переходя железную дорогу, он споткнулся, упал и сразу отключился. Ночной скорый переехал ему ноги, но моего сна это не потревожило.

Прошло полгода. Я возвращаюсь в свой городок, но уже в качестве гостя. В этот раз ночь выдалась бессонной: под светом телефонного фонарика я читаю историю немецкой классической философии в изложении советского философа. Скрипучая верхняя полка жаркого плацкарта становится местом моей маленькой внутренней революции: каждая страница книги переворачивает всё сознание и кажется колумбовым открытием в безбрежном океане человеческой культуры.

За окном мелькают разбросанные по железному полотну вокзалы и вокзальчики. На одном из них Оля ждёт прибытия ночного скорого. Под глазами у неё мешки, а сами глаза красные и постоянно слезятся. Сегодня её муж возвращается с заработков. Они не виделись уже год. Она проплака почти весь день: то ли от того, что её наконец-то обнимет любимый человек, то ли от того, что он снова затеет пьяные скандалы. В прошлом году он сразу по возвращению встретился со старыми друзьями и ушёл в запой. Вернувшись через три дня ночью – весь оборванный, побитый, вонючий и грязный – он растопил печь и в истерическом припадке начал бросать в огонь привезённые пачки долларов. Ему казалось, что он снова на заработках. Он на кого-то кричал, матерился и просил чтобы его наконец-то отпустили и оставили в покое. Дети проснулись от крика и громко заплакали. Оля попробовала утихомирить мужа, но после сильного удара в голову закрылась с детьми в ванной, просидев там до самого утра. Сейчас она обнимает мужа, снова плачет, но чувствует, как страх и неуверенность отравляет радость долгожданной встречи.

Прошло два года. Ночной скорый везёт меня на научную конференцию. В поезде душно, постоянно стучит сломанная дверь. Футбольные фанаты наполнили вагон вонью потных тел, перегаром и запахом сушёной рыбы. Но мне плевать. В старом истрёпанном черновике я набрасываю план доклада, проговариваю про себя отдельные моменты, постоянно переписываю главные тезисы в попытке найти золотую середину между популярностью и научностью. За работой я и не заметил, как поезд прибыл на место. Хорошо, что конечная.

По прибытию 242-го группа мужчин в белых халатах засуетились. “Ну что, взяли пацаны”, – сказал главный из них быстро докурив сигарету. Два парня подняли носилки с длинным чёрным мешком на них и понесли быстрым шагом к машине скорой помощи. Парни пошатывались: мешок был весьма тяжёлый.

Прошло уже четыре года с того момента, когда я с замиранием сердца ждал прибытия ночного скорого. Сейчас я иногда выхожу на балкон и смотрю как ночные скорые вонзаются в тело большого города, словно героиновые и спидозные иголки в вену полусгнившего тела. По чужим костям они везут кому-то счастье, а кому-то – конец всякой надежды и мечтаний. Их грохот заглушает смех и слёзы, ликование и душевные агонии, песни и вопли отчаяния. Ночному скорому плевать кого, куда и на что везти, главное – ехать. Железное воплощение абсолютного безразличия.

Хочется встать у него на пути, переломать шпалы, скрутить рельсы, пустить чёртов поезд под откос, а с выжившими начать плясать на его обломках. Но последнее время не покидает мысль, что и эти стремления внесены в расписание ночного скорого, и для таких вот недовольных забронировано местечко в одном из его вагонов.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *