Эпос и литература Востока в средние века

1

Так уж исторически сложилось, что восточные народы, более склонные к деспотическим монархиям, вступили в феодализм позднее, чем народы европейские. Но даже в позднем феодализме Востока легко обнаружить элементы классического рабовладельчества. Они характерны как для политической власти, так и для сакральной. Здесь всякая идея, всякое учение с лёгкостью перерастают в фанатизм, не терпящий возражений и инакомыслия.

Что служит причиной сего? Родовое право, сформировавшееся в тяжёлых условиях кочевой жизни? Да бог его знает! Оставим выяснение этих вопросов археологам и историкам. Впрочем, в отличие от Ближнего Востока, в Индии превосходно уживаются 2 тысячи религий, учений и течений, 130 миллионов больших и малых божеств и неисчислимое множество их служителей.

Культуры, языки, религии и, в частности, эпос восточных народов – это бесконечный синкретизм, взаимодействие, проникновение друг в друга, ассимиляция, а после походов Александра Македонского эти процессы и вовсе приобретают черты духовной революции. Прежде всего, это коснулось религии и философии (что, в принципе, всегда было взаимосвязано). Человечество получило герметизм и гностицизм, оказавшие огромное влияние на развитие как философии, так и литературы.

Что такое герметизм? Это условное название причудливой смеси из культов Гермеса, Исиды, Тота и других богов. Причём, здесь им «возвращены» первоначальные функции. Например, Гермес – не бог торговли и воров, как это было принято считать в эпоху эллинизма, а покровитель мудрости и тайных знаний. В среде поклонников этого учения развивались не только оккультные знания, но и литература. Гностицизм – это, в своём роде, философская основа для различных школ и течений герметизма, многие элементы которой впоследствии проникли как в христианство, так и в ислам. Древние деятели-гностики и герметисты много писали о божественном начале в человеке, о единстве божественного и человеческого и так далее. Например, только в Оксиринхе спустя многие столетия было обнаружено полсотни сочинений, а в Наг-Хаммади – ещё больше.

Преимущественно это были евангелия-апокрифы – тайные наставления потомкам. Известно, что в своё время эти тексты пользовались значительно большим авторитетом, нежели евангелия, вошедшие в «каноны» при Константине (325 г.) Ещё были найдены трактаты учёных-богословов – «Пастырь» Гермы, «Дидахе», сочинения Василида из Антиохии, Валентина из Египта и многих других гностиков. Во многих из них мы найдём прекрасные аллегории, красоту слога, убедительность. (см. Апокрифы древних христиан, под ред. Свенцицкой И.)

Большая Иудейская война, завершившаяся падением Иерусалима, а вместе с ним и старого мышления, повлекла привлечение массы народа в религиозные дискуссии. В течение первых столетий нашей эры в едином котле всемирной религиозной революции варились десятки и сотни точек зрения, учений, концепций. В это «варево» были включены не только Рим и Константинополь, но и Египет, Сирия, Антиохия, Мидия и многие другие города и  страны. В результате человечество получило христианство во всех его разновидностях, а вместе с ним и толчок к развитию литературы разных жанров.

2

Для многих современных исследователей кажется вполне здравым вопрос: «Почему в ходе истории Восток всегда отставал от Запада?». На мой взгляд, слово «отставание» весьма относительно и потому здесь неуместно. Запад кажется более прогрессивным, но его стремление к накопительству и материальным благам вряд ли можно относить к передовой категории. Зато Восток разработал красочную поэзию, великие философские учения, религии, сказки.

Эпос – это основа всей восточной литературы (впрочем, как и любой другой литературы). Когда он зародился? Известно, что ещё пять тысяч лет назад у коптских и египетских племён были трудовые, походные и любовные песни. Кто скрупулёзно выводил их иероглифами, кто терпеливо выбивал на каменных стелах, а кто – на глиняных табличках. В любом случае, всё это превращалось в песни.

Позже ведущую роль в арабской литературе играла поэзия; рано сложились жанры критики врага, похвальбы, песни мести, траурной песни или элегии, а также элементы любовной и описательной лирики. В глубокую древность уходят зачатки художественной прозы: ораторская речь, рассказы о битвах племён и прочих памятных событиях. Поэзия 5-7 веков была периодом расцвета и стала в литературе своеобразным эталоном поэтического языка, метрики и эстетических идеалов, надолго определив тематику и художественные приемы.

Предания сохранили информацию о 150 поэтах доисламского периода. Одним из них был Имру аль Кайс (5 в.), который, собственно, и разработал стиль «касида», ставший классическим. Ещё известны имена Тарафа и Аби Сульмы.

Первым и наиболее монументальным памятником арабской письменности стал Коран. На почве ислама «выросли» многие поэты. Например, в бедуинской среде в Аравии возникла плеяда певцов идеальной любви. Позднее о знаменитых любовных парах (Джамил и Бусайна, Меджнун и Лейла, Кайс и Лубне) были сложены романтические повести.

С середины VIII века всё большее участие в создании арабской литературы наряду с арабами принимают представители завоёванных народов. В Арабском халифате усилился интерес к изучению старины, разрабатывалась теория языка, стиля и метрики, осуществлялись переводы важных сочинений древности на арабский язык. Зачинателем «нового стиля» является поэт Ибн Бурд.

Любовную лирику продолжила группа поэтов при аббасидском дворе. Среди них выделялся мастер стиха Абу Нувас. Распад Арабского халифата обусловил децентрализацию литературы, которая стала развиваться в Египте, Сирии, Ливане, Ираке и Иране. Выдающимся поэтом периода распада халифата был Абу ат-Тайиб. Его хвалебные и сатирические касиды насыщены стилистическими украшениями, изысканными метафорами, гиперболами и сравнениями. Сирийский поэт и мыслитель аль Маарри усовершенствовал технику стиха, введя усложнённые двойные рифмы.

Видными прозаиками X века были Абу Хайян и ат-Танухи. Рифмованная проза получила распространение в светской литературе. Абу Бакр аль-Хорезми в этой форме написал остроумные «Послания» («Расаиль»), а аль Хамадани создал оригинальный жанр – макаму (12 век).

С середины XI века, несмотря на количественный рост, арабская литература носит печать упадка. В поэзии преобладает мистика, в прозе — дидактика. Видными представителями мистической поэзии были ибн Араби и египтянин ибн Аль Фарид. Сицилиец Ибн Яфар создал исторические новеллы. Сирийский эмир Усама ибн Мункыз написал единственную в средневековой арабской литературе художественную автобиографию «Книга назиданий».

В Египте и Сирии в XIII веке в суфийской среде распространились жанры, основной отличительной чертой которых стало подражание «народному стилю».  Ибн Даниил (XIII век) в Египте записал лубочные пьесы для теневого театра. В XIII—XV веках и позднее получили распространение своеобразные народные произведения в жанре «жизнеописания», то есть циклы рассказов на героические и любовные сюжеты, связанные с историческими и вымышленными лицами и событиями, которые классифицируются как рыцарские романы.

К этому же типу народной литературы относится сборник сказок «Тысяча и одна ночь», в состав которого наряду с фольклором и литературными материалами полностью вошло жизнеописание об Омаре ибн ан-Нумане. Сборник создавался в течение многих столетий, в него вошли легенды и биографии не только арабских племён, но и других народов. Сюжеты разнообразны, по ним можно ознакомиться с жизнью представителей каждого слоя арабо-мусульманского общества, нравами, мировоззрением и мировосприятием средневековых людей.

С 13 в. особенно популярными становятся рассказы о некоем Ходже Насреддине – персонаже вымышленном, но, вероятно, характерном не только для той эпохи, но и для всех времён и народов. В форме анекдотов неизвестные авторы поучали народ, как поступать должно, а как – не должно. Ходжа непременно изображался в компании ослика, – наверное, для того, чтобы показать общность разумов человека и его «двоюродного брата»…

3

Начиная с 6 в. ислам быстро завоёвывал восточные территории, где превращался в единственную и непоколебимую религию. У одних народов его влияние ужесточалось родовым правом, как это видно на опыте чеченцев (нохчий), у других – шариатом (мусульманским правом). Как правило, не обходилось без насилия над личностью. Но и в этих условиях развивались поэзия и проза. И важным фактором для этого служила торговля. Необходимость разведывания новых земель, новых стран толкала купцов на путешествия, приключения, а подчас и нападения, которые впоследствии описывались со всей скрупулёзностью, подобающей исследователям. В основном, всё это приукрашивалось красивыми выражениями, аллегориями и вымыслом, как это, к примеру, видно на примере путешествий Синдбада-морехода.

Сферы интересов арабских купцов были обширны – от западного побережья Африки до Индии, Китая, Средней Азии и Индонезии. Куда проникал арабский купец, туда проникал и ислам, а вместе с ним и культура. Вместе с тем, на всех этих территория развивались самобытные культуры. Только в Индии с её разнообразием процветали более 20 поэтических стилей. Как правило, это были пересказы Махабхараты, Рамаяны и прочих трактатов. Развивались и любовная лирика, сказки и жизнеописания. Подлинными памятниками прозы и поэзии служат повести о царе Акбаре и его мудром визире Бирбале, биографическая повесть поэта Пампы (10 век) «Адипурана» о победах мужественного Арджуны.

Басава – один из признанных литераторов 12 в., – который для пропаганды шиваитского культа написал большое количество так называемых вачан — коротких афоризмов в ритмической прозе, введя в литературу каннада новый жанр, тесно связанный с фольклором.

В 6-10 вв. на востоке Индии развивался стиль малаям, в котором сочинялись обрядовые песни, похвалы богам, лирика и оды царям. Слияние малаям с простонародными стилями дало миру школу пату, ярким представителем которой был поэт Чираман (12 в.). Наряду с малаям и пату развивались стили  маниправалам и чампу, представителями которых были Толан и Валланхол. Это – типично санскритская традиция.

В 6-8 вв. процветала шиваистская литература телугу – стихотворные переводы отдельных текстов Махабхараты. Уже на почве телугу в 12-13 вв. выросли творения авторов стихотворной прозы Тиканы и Эрраны. В 11 ст. создана поэма Калидаса и «Рождение Кумары», написанное Наннечодой (11 в.).

При Великих Моголах развивается литература урду – преимущественно трактаты-жизнеописания. Создавались они на основе фарси – древнеперсидского языка, который на территории Индии в течение нескольких веков исполнял роль латины в Европе.

Смесью племён и культур в средние века был Китай. «Золотым веком» китайской поэзии считалось 8 ст., когда творили Ван Вэй, Ду Фу и Ли Бо. Судьба каждого из них была не простой. Ван Вэй служил чиновником, пережил опалу и разорение; Ду Фу и Ли Бо предпочитали жить вдали от людей, не вмешиваться в их распри, но это не помогло им избежать тюрьмы. Ван Вэй был не только поэтом и рассказчиком, но и художником, предпочитая изображать природу. Его собратья воспевали труд простых людей, осуждали войны и разорение.

В Японии в 8 веке был составлен большой сборник поэзии «Мириады лепестков», в который вошло более 4 тысяч стихов и песен, написанных 400 авторами, жившими в 4-8 вв. Почти все они написаны в стиле танка, который не заботится о рифме, зато максимально передаёт ощущения и чувства.

Много великих поэтов творили в Иране и Средней Азии – Рудаки, Хайям, Фирдоуси, Саади. Например. Рудаки написал большое количество стихов, в которых воспевал любовь и осуждал своеволие царей. Фирдоуси прославился своей «Шахнаме» («Книга царей») – историей Ирана доисламского периода. Правда, автор больше рассказывает не о царях, а о народных героях, хотя и упоминает о «великом Искандере» – Александре Македонском.

Учённейшим и мудрейшим ещё при жизни называли Омара Хайяма. Философ, астроном, математик и поэт воспевал радость жизни, свободу человека, любовь. И до того он был умён, что умел выходить сухим из воды в любых ситуациях. Вопреки строгому запрету шариата на вино и прелюбодеяние, Хайям любил вино и женщин.

«Если ты не печалишься о страданиях других людей, ты не достоин называться человеком», – говорил Саади – иранский поэт 13 века. Многие его мудрые изречения стали крылатыми.

4

Кавказская поэзия развивалась в тесной взаимосвязи с освободительной борьбой кавказских народов с различными захватчиками – арабами, турками, монголами. Всенародный отпор завоевателям привёл к зарождению героического эпоса: о Давиде Сасунском у армян, о богоборце Амирани у грузин, песни «Кёроглу» у азербайджанцев.

Армянский эпос о богатырях Сасунского дома сложился во время борьбы армянского народа с Арабским халифатом (VII-X вв.). Перед нами проходит жизнь четырех поколений титанов Санасара, Мгера, Давида, Мгера-младшего. Они побеждают врагов, строят крепости и храмы, защищают бедных и обездоленных, отстаивают правду и справедливость. Самый любимый народный герой — Давид, победивший арабских завоевателей. После победы Давид распускает враждебную армию по домам, потому что арабские воины — тоже подневольные люди, такие же пастухи и пахари, как и его соотечественники.

Сын Давида — Мгер-младший хочет устроить на земле справедливую жизнь и вызывает на бой самого бога, виновного в несовершенном устройстве мира, где сильный властвует над слабым, где царствуют злоба, пороки, глупость и ложь. Бог не принимает вызова и проклинает смельчака.
Мотив поэтизации бытия и одновременно бунт против мира, где нет гармонии человеческой жизни и природы, бунт против самого бога проходит через всю средневековую армянскую лирику.

Выражением трагедийного начала в поэзии Армении является творчество Мовсеса Хоренаци (5 в.), который воспевал красоту родной страны и сожалел о том, что она всегда оказывалась в руках оккупантов. Спустя несколько веков к нему присоединился другой поэт Григор Нарекаци (951-1003). Сам будучи епископом, он видел, что люди под властью царя, церкви и денег несчастны. В поэме Нарекаци «Книга трагедий» рождается новый герой. Он не обрёл пока уверенности на «грешной земле», но уже ушёл из «райских кущей» христианского неба.

Эта тема близка и творчеству других средневековых армянских поэтов — Нерсеса Шнорали (XII в.), Фрика (XIII в.), Мкртыча Нагаша (XIV-XV в.), Наапета Кучака (XVI в.). Со временем чувство разлада с миром ослабевает; поэты уделяют больше внимания человеку, его чувствам и переживаниям.

В грузинском героическом эпосе сказании об Амирани рассказывается, как главный герой, подобно Прометею, похитил огонь у богов и дал его человеку, чтобы тот стал могучим и бесстрашным. В наказание боги приковали Амирани к Кавказским горам, и орлы терзали его грудь.

Народные героико-романтические сказания имели большое влияние на последующее развитие грузинской литературы, прежде всего на Шота Руставели — творца бессмертной эпической поэмы «Витязь в тигровой шкуре» (нач. 13 в.). О нём сложено немало легенд, в которых молва даже приписывала ему роман с царицей Тамар.

Средневековая азербайджанская поэзия развивалась под сильным воздействием персидской и арабской литературы. Вершиной её стало творчество Низами Гянджеви (1141-1209), автора всемирно известной поэмы «Пятерица» («Хамсе»). Она состоит из пяти частей, сюжеты которых затем стали традиционными для многих авторов (например, «Хосров и Ширин», «Лейла и Меджнун»). Низами использовал мотивы героического народного эпоса, в его творчестве глубоко отразились гуманистические идеи.

С XIV-XV вв. развивается и азербайджанская любовная лирика. Несравненным мастером её был Мухаммед Физули (1494-1556), создававший свои газели (двустишные строфы с постоянной рифмой на конце каждого двустишия) на азербайджанском, персидском и арабском языках.

К XVI-XVII вв. средневековая лирика постепенно угасает. Беспрерывные нашествия завоевателей уничтожили центры национальной культуры. В этот период громадное значение приобретает творчество народных певцов ашугов и гусанов. Они продолжают развитие национальных литератур народов Закавказья.

Наиболее яркая фигура этой эпохи поэт трёх народов Закавказья Саят-Нова (1712-1795; настоящее имя Арутюн Сааднян). Саят-Нова родился в Тбилиси в семье ремесленника. Он гордился своим происхождением. «Я простолюдин, а не князь, другого званья не хочу», — писал поэт.

Саят-Нова был противником крепостничества, он выступал против попрания человеческого достоинства. Он верил, что народ, свободный от гнёта религии и феодального деспотизма, построит свою жизнь по законам добра и справедливости. За свой гордый, свободолюбивый нрав Саят-Нова был сослан и пострижен в монахи.

Он провёл в монастыре долгих сорок лет, но и там слагал свои песни. Поэзия Саят-Новы блистает роскошью красок и созвучий. Она воспевает любовь, радость жизни. Саят-Нова писал стихи на трёх языках: армянском, грузинском и азербайджанском. Он был горячим поборником дружбы между народами Закавказья.

5

Если литературное наследие Востока можно сравнить с океаном, позволю себе заметить, что в данной статье мы коснулись лишь его поверхности. В действительности поэтов, сказителей, певцов было значительно больше, и почти каждый из них мог бы служить своеобразным эталоном стиля, слога и воображения. Здесь мы говорили только о тех авторах, которых сами народы Востока называли поэтами и певцами.

Но мы умолчали об известных путешественниках, географах, этнографах Востока, которые, начиная с 4 ст., ходили по белу свету, составляя карты целых стран. В своих описаниях они тоже придерживались определенных литературных форм и стилей, но, вместе с тем, на почётные звания поэтов и прозаиков не претендовали.

В те времена цензура если и была, то исключительно религиозная; литературную, так сказать редакторскую, цензуру олицетворял сам автор. И цензура эта, надо признать, была самой строгой.

 

Читайте также ТОП-10 сирийских анекдотов XIII века!

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Цей сайт використовує Akismet для зменшення спаму. Дізнайтеся, як обробляються ваші дані коментарів.