Что читать осенью 2016

Уже традиционно в каждом сезоне Leport спрашивает читателей разной литературы о том, что стоит почитать в данное время года. Погода подсказывает, что наступила осень, а поэтому мы делимся с вами новыми рекомендациями.

Анна-Мария, архитектор

Японская литература — хайку, танка, дзуйхицу


zapysky-u-yzgolovyaКому, как не чуткой японской душе, поручить приготовление крепкой осенней
эссенции. Потомственный самурай и первый хайдзин, обратившийся к лирике, Басё уводит нас в мир грустного очарования вещей (яп. моно-но аварэ), лишая нагими и беспомощными перед самими собой. Эстетические принципы созерцания, утопленные в глубокую рефлексию, присущи и другим поэтам периода Эдо: Рёта, Бусон, Юдзура, Исса. Более аскетичен Сайгё, в своих танка предпочитающий обращаться к переживаниям человека своего бытия и к сопутствующей философской проблематике.

Откровенным потоком сознания является памятник средневековой литературы «Записки у изголовья» — своеобразный живой журнал, появившийся за 11 веков до соцсетей и блогов, которые насильно затягивают нас в чужой, запретный, интимный мир. «Записки» были личным дневником придворной писательницы. Этот дневник оказался украденным и распахнутым настежь, обнажив прекрасную обыденность жизни, лишенной пошлости, заискиваний, и воспетой фактом собственного существования Сэй-Сёнагон. Она приглашает нас «подсмотреть».

Бруно Шульц — «Коричные лавки», «Санаторий под клепсидрой»

В отличие от большинства писателей 20-ых годов прошлого века, исповедовавших экспрессионизм и писавших с аллюзией на разложение мещанского устоя и человека в целом, Бруно с головой укрывает нас пестрым одеялом, сотканным из детских впечатлений. Его проза наполнена приятной тоской и уютом, – словно ты находишься в деревенской бабушкиной хатке, – но облечена в систему сложнейших каркасов, эдакую форму готического «собора», состоящую из ювелирно выточенных сюрреалистических метафор, потрясающих воображение словосочетаний и гениальной наблюдательности художника. Читатель вряд ли насытится сорокаградусной хандрой про бессмысленность жизни, но наверняка пригубит отменного выдержанного вина: несколько абсурдного и меланхоличного, но светлого воспоминания.

Николай, усмиритель обыденности

Стивен Кинг — «Стрелок»


Это первая книга из серии «Темная башня», так что буду говорить обо всей серии сразу.

Во-первых, съемки экранизации уже почти закончены и это будет очень обсуждаемый фильм. Может не как «Звездные Войны», но как «Зверополис» точно.

Во-вторых, даже если вы большой поклонник реализма в любых сюжетных направлениях искусства, вы не можете не признать, что Кинг здорово
повлиял на всю современную культуру, а цикл «Темная башня» — его любимое, самое личное и важное творение. Это, если что, он сам неоднократно говорил. Ну, интересно же знать, что большие писатели называют своим лучшим произведением?

В-третьих, в книге очень необычный оригинальный сеттинг. Я понял это, когда на второй странице прочел описание типичного для Дикого Запада салуна, из которого доносятся звуки расстроенного пианино и пьяных голосов, тянущих «Ээй Джуууд…».

Четвертое и последнее: с кем бы я не обсуждал эту серию, у всех свой рейтинг книг. То есть, произведение неоднозначное — и это прекрасно.

(Важно: единственное, на чем все сходятся, это то, что предпоследняя книга «Песнь Сюзанны» — худшая в серии).

Л.Н. Толстой — «Утро помещика»

Короткий рассказ, после которого я понял, что отмена крепостного права в России так долго откладывалась отнюдь не только из желания правящего там класса продолжать паразитировать. Очень познавательное произведение.

Томас Пинчон — «Секретная интеграция»

Наконец-то вы сможете похвастаться в приличном обществе, что читали Пинчона. Короткий, остроумный и милый рассказ, главные герои в котором — дети. Остроумный, короткий и про детей! Разве это можно не прочесть?

Djonny — «Сказки тёмного леса»

Это книга проверит вас на уровень романтики в крови: прочтя ее, вы наконец поймете, действительно ли вы весь такой бунтарь, готовый к приключениям или просто делаете вид. Книга написана представителем самой яркой ролевой группировки 90-ых «Грибные эльфы». Рассказ о становлении этой тусовки, невероятных событиях из ее жизни, диком духе 90-ых. И еще вы поймете, что, скорее всего, зря прожили свою молодость:)

Кир Булычев — «Поселок»

Во-первых, коротко. Во-вторых, искренне захватывающе. В-третьих, и в самых главных — перевернет ваше мнение о том, какой может быть советская фантастика (спойлер: жесткой, как «Вархаммер»).

Андрей Тарковский — «Мартиролог»

Дневник известного режиссера поможет понять, как мыслят общепризнанные гении и какие они в глубине души бывают гаденькие личности.

У.М. Теккерей — «Ярмарка тщеславия»

fПредставьте смесь «Над пропастью во ржи» и «Доктора Живаго», но написанную, когда Наполеон еще был жив. Отличное произведение, отражающее нравы того времени и человеческие черты, которые процветают и ныне. Кстати, бонус: считается, что лучшее описание хода битвы при Ватерлоо содержится в «Отверженных» Гюго, а лучшее описание того, что творилось в тылу британской армии — именно в этой книге.

Марина, читатель

А. Сент-Экзюпери — «Маленький принц»

1011384647Осенью обычно начинается типичная городская беготня — на работу и с работы. Сказка Сент-Экзюпери призывает задуматься: а туда ли мы бежим или может что-то нужно менять? Еще осенью самое время подумать о тех, кого мы, возможно, приручили за лето, вспомнить о том, что мы за них в ответе: например, о бездомном котенке, прикормленном во дворе, в деревне, куда ездили летом, и найти этому котенку дом.

Вячеслав Шишков — «Угрюм-река»

Угрюм-река. Долгая, угрюмая, задумчивая. На улице холодает, а в книге еще холоднее, чем за окном: вырастают и разбиваются надежды, разворачиваются драмы, в которых, как бы герои ни поступили, всё равно поступают плохо, так как объективный ход вещей заставляет их делать именно то, что они делают. Книга показывает Сибирь начала 20-го века, но она не только о тех временах и о тех событиях, а и о нашей с вами современности. Мы вернулись к той же объективности, хоть и намного более комфортной и удобной в наших городах, но от этого не менее жестокой. Потому «Угрюм-река» — это повод поговорить с автором о сегодняшнем дне и попытаться найти с ним общий язык, а заодно найти его с теми, кто пытался решать похожие на наши проблемы в прошлом.

Харпер Ли — «Убить пересмешника»

cover3d1Эта книга не зря является классикой американской литературы ХХ века. Автор смотрит на недетские события глазами девятилетнего ребенка, отец которой взялся защищать чернокожего человека, обвиненного в изнасиловании в абсолютно расистском обществе. Книга рассказывает о жизни «черных» и «белых» людей в США тридцатых годов. И о том, как быть человеком: действовать с человеческим достоинством, честно выполняя свой долг.

Михаил Шолохов — Тихий Дон

Книга большая и серьезная, а осенью люди чаще задумываются о серьезных вещах, чем летом.

Геннадий, домосед

Г. С. Батищев — «Философско-педагогические произведения»

Из хорошего, что удалось почитать этой осенью, похвастаюсь двухтомником «Философско-педагогические произведения» классного советского философа Г. С. Батищева.

Подробно о «совлечении превращенных форм»; разнице между «учением» и «учебой»; о «живом человеческом времени»; о роли воспитания в отмирании государства; о том, в каком смысле люди должны «уметь все делать». А также про то, что бывает, когда творчество выносят за пределы логики, рекомендую узнать у человека удивительной судьбы и высокой философский культуры.

(Ссылки на книгу: Том № 1Том № 2)

 

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *